ГалереяАртклубСамбуров ОлегБлог ➝ Фотография или реализм в картине художника? - 2. Эмпирический экскурс в реализм культуры

Самбуров Олег

(Россия)
Регистрация:
28/06/2017

Фотография или реализм в картине художника? - 2. Эмпирический экскурс в реализм культуры


В поисках эмпирического раскрытия реализма в искусстве можно размышлять так.

Фотография есть внешнее отражение объекта, неправильно именуемое точным. Фотопортрет не передает характерное, скрытое, внутренний смысл человека — его образ. Образ передается не копированием чёрт лица, а уловлением общего выражения, иногда с выдвижением одной черты за счет других, или оттенка — за счет четкого рисунка, или иными приемами, которыми владеет художник.

Можно подойти и иначе. Можно указать, что фото передает рассудок человека, а не его мечту, а если он потерял рассудок, то передает его духовный распад, а не возвышенность его безумия, т. е. передает его банальность, а не его оригинальность.

Можно указать, что хотя техника фото достигла эффектов импрессионизма, психологизма, настроения, но что этот фотопсихологизм и фотоимпрессионизм и даже фотоэкспрессионизм — такой же типаж, как и обычный фотопортрет или фотопейзаж, и быстро обнаруживает, что это только техника «от — до», а не бесконечность смысла художества. Этот смысл художества неисчерпаем и воздействует на века и тысячелетия, в то время как техника фото быстро себя исчерпывает, мгновенно стареет и требует находки все новых и новых эффектов для воздействия на зрителей. Можно сказать, что фотопортрет или фотопейзаж скоро приедаются, а портрет Рембрандта или пейзаж Левитана никогда не приедается, но что для этого нужно только обладать одним: пониманием и вкусом, т. е. культурой.

Можно еще указать, что безумный Гамлет и обезумевший милиционер, управляющий в безумии уличным движением, — это не одно и то же, и что кровавый кавардак на мостовой, устроенный или даже организованный обезумевшим милиционером и заснятый фоторепортером, по своему смыслу отнюдь не равен виденью Гамлета призрака, отравленного матерью и дядей отца (или сцене с флейтой, или сцене свидания с матерью и убийством Полония), или же сцене в могиле Офелии с безумным воплем Гамлета о сорока тысячах братьев. В том и другом случае разыгралась трагедия с немалыми жертвами, в том и другом случае зарегистрировано официально безумие и преступление, за которое не несут ответственность, но в случае с милиционером оно вынесено на суд прокуратуры, психиатрии и цивилизации, в случае же с Гамлетом — на суд мысли, вкуса и культуры. Первое называется несчастный случай, второе называется — гениальная трагедия. Трагическое налицо в обоих случаях, но в одном случае — трагическое быта и репортажного фото, а в другом случае — трагическое бытия и искусства.

Здесь дальнейший комментарий не нужен. Но возникает вопрос: к какому случаю приложим смысл «реализм»: к уличному беспорядку — хаосу, организованному безумным милиционером, или к трагическому хаосу души Гамлета в трагедии Шекспира (или же к тому и другому)?

Начнем сначала.

Фотография есть отражение. Из отражения сконструирована современная теория отражения для искусства. Но и по трафарет — но понимаемому Платону — вещи суть тоже отражение идей, искусство есть тоже отражение вещей. Мы имеем вторую теорию отражения для искусства. История прикрыла одну другой. Теорию реализма для искусства дал впервые Аристотель: так принято знать. Но софисты-теоретики высказывались до Аристотеля. Их высказывания были известны и Платону, и Аристотелю. Предупреждая пока изыскания по поводу софистов, допустим, что софисты также уже высказались о реализме. Это пока история проблемы «реализм». Оставим историю временно в стороне. Будем наивны. Будем рассматривать вопрос о реализме изначально как новую проблему. Предпошлем ей заявление: фотография не есть реализм, а есть натурализм — отражение натуры. Пейзаж подлинного живописца — Рейсдаля, Коро, Левитана — есть не отражение природы, а есть ее имагинативная реальность. В пейзаже Коро перед нами имагинативное дерево среди поля, а не просто дерево среди поля. Оно вечное дерево среди поля, в то время как дерево среди поля вообще есть обычное долгоживущее дерево. Одно — дерево в искусстве, другое — дерево в природе. Каждое из них может быть красивым деревом, но красота у них разная: красота «дерева природы» изменчива и с необходимостью уничтожается, красота «дерева искусства» постоянна и неуничтожима (в принципе). Краски на картине могут пожухнуть, и внешний образ ее дерева может исчезнуть, но в сознании культуры образ этого дерева, точнее, его смыслообраз, остается — по крайней мере, в принципе останется. Более того, дерево, которое умирает под топором дровосека в рассказе «Три смерти» Л. Толстого, будет, умирая вечно, падать так, как оно падает в рассказе Толстого. Я с детства слышу и вижу это падение и слышу свист малиновки, перепорхнувшей с его ветвей:

«Дерево вздрогнуло всем телом, погнулось и быстро выпрямилось, испуганно колеблясь на своем корне. На мгновение все затихло, но снова погнулось дерево, послышался треск в его стволе, и, ломая сучья и спустив ветви, оно рухнулось на сырую землю».

Оно будет вечно всякий раз умирать и именно так, как оно умирает у Толстого. И очеловеченность этого умирающего дерева с его человеческим предсмертным испугом также останется при нем навсегда. Я видел в юности дерево в поле, расщепляемое грозой. Этого дерева уже нет: от него осталось только лично мое воспоминание. Но это воспоминание связано не с мировой культурой, а с моей биографией, и только через меня оно еще может смутно существовать как далекое воспоминание о впечатлениях далеких дней моей юности. Творческая имагинация здесь не участвует. Здесь еще нет искусства.

Дерево в поле на пейзаже Коро, умирающее дерево в рассказе Толстого и есть реализм, есть имагинативная действительность — действительность культуры, чем и является реализм. Если же мы в пейзаж живописца будем вклеивать фотографии: фото дерева, фото куска поля, фото фигуры пастуха или коровы, то пейзаж перестает быть художественным реализмом, а становится монтажом натурализма, отражением натуры, ибо, повторяю, реализм искусства есть имагинативный реализм, а не фото-натуральный реализм.

Красивая натурщица может эмоционально взволновать чувство мужчины-зрителя сильнее, чем ее портрет в образе Венеры. Но красота натурщицы взволнует именно биологическое чувство зрителя. Оно может захватить и воображение зрителя, но только в плане сексуальном — жаждой обладания или мечтой об обладании этой красивой женщиной — натурщицей. Портрет же этой натурщицы как образ Венеры, для которого она позировала, взволнует зрителя и его воображение иначе: он взволнует воображение эстетически, т. е. взволнует его образом как смыслом красоты, воплощенной в богине Венере. Этот ее портрет в образе Венеры запомнится зрителю не как портрет натурщицы, а именно как образ «Венера», и этот образ будет существовать для него, быть может, в течение всей его жизни и останется жить в веках, в то время как образ натурщицы забудется. Этот образ «Венера» получает таким образом имагинативную реальность и бытие, ибо «бытие» может быть только имагинативным, может быть только предметом разума воображения, в то время как «быт» есть то же, что чувственно воспринимаемая природа: например, красивая натурщица. Этот быт и эта натурщица относятся к натуральному, пока под пером какого-нибудь Достоевского или Гаршина[75] этот «быт» с натурщицей не превратится в трагедию и тем самым также предстанет «реализмом», т. е. имагинативным бытом, получившим право быть «бытием».

 

Наука, Образование : Культурология : 2. Эмпирический экскурс в реализм культуры : Яков Голосовкер



Опубликовано: 25/09/2017 - 15:04

КОММЕНТАРИИ: 8  

125.09.2017olleg

Я́ков Эммануи́лович Голосо́вкер (23 августа (4 сентября) 1890, Киев — 20 июля 1967, Москва) — русский и советский философ, писатель, переводчик

==============

Сын врача-хирурга Эммануила Гавриловича Голосовкера (из семьи состоятельного землевладельца Гавриила Абрамовича Голосовкера и Мани (Марии) Абрамовны Филькенштейн). Окончил историко-филологический факультет Императорского университета св. Владимира в Киеве (1913), но дипломные работы писал одновременно по

филологическому и философскому факультетам, о поэзии Сапфо и философии Риккерта.


Ещё студентом начал переводить древнегреческих поэтов (ученик профессора А. И. Сонни). Издал сборник стихотворений «Сад души» (Киев, 1916, под псевдонимом Якоб Сильв). После окончания университета работал директором Медведниковской гимназии в Староконюшенном переулке в Москве. Сотрудничал с Наркомпросом.

В 1919—1920 годах был направлен А. В. Луначарским в Крым для обеспечения охраны памятников культуры. По возвращении читал лекции по античной культуре в различных вузах столицы, в том числе — по приглашению В. Я. Брюсова в созданном им Высшем литературно-художественном институте и во Втором МГУ. В конце 1920-х годов слушал в Берлине лекции знаменитого филолога-античника Виламовиц-Мёллендорфа. В 1930-е годы занимался переводами для издательства «Academia» древнегреческих лириков, немецких романтиков, (Гёльдерлина и других), переводит Ф.Ницше, впервые переводит на русский язык роман Ф. Гёльдерлина «Гиперион», трагедию «Смерть Эмпедокла», трагедии К.Граббе, писал работы по философии, теории перевода, истории литературы, художественные произведения. Был близок с В. В. Вересаевым, Б. И. Ярхо, С. Кржижановским. В 1925—1928 годах Голосовкер работал над романом «Запись неистребимая».

В 1936 году Голосовкер был арестован, три года провёл в лагере в Воркуте, затем, в 1939—1942 годах — в ссылке в городе Александров под Москвой.

В конце войны вокруг Голосовкера сложился кружок переводчиков античной лирики, куда входили Борис Пастернак, Арсений Тарковский, Илья Сельвинский и другие. В 1940-50-е годы активно вел работу по подготовке антологии переводов древнегреческой и римской поэзии.


225.09.2017ge_sh

Олег, так как забанен пуантокопытчиками подскажите Татьяне пусть свою графику переместит в рубрику графики, карандашами делать это не живопись. Так будет правильнее, что бы не вводить зрителей в заблуждение. А Мидазу посоветуйте удалить демотиваторы с моей работой.
Спасибо!


325.09.2017olleg

Георгий, право, им виднее, да и если что не так, я не администратор, что бы что то указывать или советовать в данном ключе.
Как Вам статья в блоге?
Читали вообще?
С чем то не согласны в написанном?
Ваше мнение?
Вот оно как раз интересно по статье,
я удовлетворил этой статьёй Ваш вопрос ко мне о невежестве и пояснил разницу?


425.09.2017olleg

п.с. первая статья, эта как дополнение к ней идёт.


527.09.2017fanatvlad

Такие рассуждения о живописи человека, кисти в руках не державшего, сродни рубаям евнуха о великой плотской любви! Да не нужны человеку с нормальным восприятием жизни во всех её проявлениях эти жвачки непонятно кого! Это тоска смертная дочитать до конца его выс**ры, призванные показать гигантские энциклопедические знания во всех абсолютно сферах культуры этого гиганта мысли и отца русской демо.., тьфу...культуры и искусства!


628.09.2017olleg
728.09.2017olleg

3я часть
(разбил на 3 части, что бы мозги не перегружались у кого-нибудь от количества букв)
https://olleg.in.gallerix.ru/blog/3-mongol-v-kartonnyh-dospehah-hudozhniki-realisty-segodnya-v-avangarde-intervyu-s-hudozhnikom-viktorom-matorinym_1/


828.09.2017kab1955

Вставлю свои три копейки. Думаю основной смысл всех рассуждений - зачем нужна живопись реалистическая, если есть фотоаппарат и комп. технологии. Что бы там не говорили ручной труд и мастерство художника никогда не заменит машина и виртуальные мозги. Не зря этот вид деятельности относят к интеллектуальному. Если спросить у маститых художников, зачастую многие течения современной живописи к шедевральным произведениям они не относят вообще! Не зря веками хранят живопись, где все достоверно, реалистично и понятно всем, как гуру в живописи, людям которые досконально должны разбираться в живописи, так и простому человеку. Видящий - увидит, слышащий - услышит, всем остальным объяснять без толку. Они будут хватать то, что модно, те работы где
авторы имеют коммерческую раскрутку и никто слушать не будет, что это хорошо, а что не очень! Каждый сам сусам!!!



Обсуждение доступно только зарегистрированным участникам.